дизайн интерьера
 
Фильтр объектов
Объект:
Площадь, м2:
Дизайнеры:


                    сбросить фильтр
АМС 01.05
westline 05.05
openini 11.07






Когда интерьеры будут “большими”
Александр Кратович

интервью Александра Кратовича
журналу "Архитектура и строительство"

– Итак, дизайн интерьера – это…

 

– …”маленькая” архитектура, как считают “большие” архитекторы, проектирующие крупные жилые и общественные здания. Такого же мнения придерживаются и в среде заказчиков. Поэтому они часто, я с этим не раз сталкивался, обращаются за интерьером в проектные институты. Конечно, они считают: “Что стоит “большому” архитектору запроектировать маленький интерьер? Будет дешево и сердито”.

 

Я прежде тоже так думал, когда резко повернул от большой архитектуры к камерным объектам интерьерного значения. Но тут-то и понял, что это совсем иная сфера деятельности.

 

К примеру, фасад. То, что является главным художественным достоянием большой архитектуры, имеет 3–4 составляющих элемента (стекло, камень, металл, бетон) – а вот интерьер дома может иметь 250 и более составляющих разного материала, цвета, фактуры и стиля. Я бы определил жанр интерьера где-то между модой (фэшн) и архитектурой. Поэтому он более динамичен, тоньше и быстрее реагирует на изменения тенденций, моды, стиля.

 

– Александр Збигневич, Вы архитектор и начало на архитектурном поприще было многообещающим, но все-таки сердце свое отдали не объему, а внутреннему пространству. Когда и почему это произошло?

 

– Это произошло после того, как я поработал в Германии и увидел воочию, насколько там профессия интерьерного дизайнера-архитектора востребована. Я почувствовал тогда, что этот род деятельности ближе мне по духу. Кроме того, казалось, что сочетание “брошенной” без интерьерного наследия архитектуры СССР и массированное новое строительство приведет к необычайной востребованности этой профессии. Но, к сожалению, и сегодня наши улицы только внешне похожи на европейские, а в интерьерах, за небольшим исключением, – или простенький “евроремонт”, или откровенная самодеятельность.

 

– С каким интерьером интереснее работать – жилым или общественным? Почему?

 

– Независимо от загрузки я всегда стараюсь держать вакансию на различные темы общественного или жилого интерьера, потому что это расширяет диапазон творчества, дает возможность проверить некоторые приемы дизайна в смежных жанрах, а они серьезно отличаются. Если конкретно, то в общественном интерьере может быть больше выражена авторская идея, а в жилом – важнее стиль, персонификация пространства заказчика.

 

Относительно того, что интереснее, – я бы сказал так: интереснее делать тот объект (независимо от назначения), за которым стоит яркая личность заказчика.


– Ваши стилевые предпочтения? Все зависит от вдохновения или превалирует желание попробовать себя во всем?

 

– Попробовать себя во всем важно для начинающего дизайнера, чтобы определиться в себе. С опытом приходят предпочтения, так как невозможно классно делать все, как, например, музыканту играть одинаково хорошо джаз и классическое произведение. Специализация должна быть на пользу и мастерству, и результату. Но, к сожалению, рынок дизайнерских услуг у нас (в отличие от Запада) находится в зачаточном состоянии. Наш заказчик еще не привык искать своего дизайнера (по стилю его работ), поэтому выбирать не приходится.

 

 

– И все-таки...

 

– Можно сказать, что я оказался “жертвой” этой раздвоенности. Поэтому мне интересно делать интерьеры и современные и классические – главное, чтобы они были актуальными. Понятие актуальности сегодня ключевое и в современном искусстве, и в моде, и в интерьере – независимо от стиля. Это, на мой взгляд, самое труднодостижимое качество в процессе работы и самое очевидное в готовом объекте.

 

– Бывают ли интерьеры безликими? Дизайнер вложил в него всю душу, использовал весь креативный потенциал, все вроде по правилам игры – а не цепляет…

 

– Безликие интерьеры бывают чаще, чем выразительные (впрочем, как и архитектура тоже). Я думаю, здесь важны три фактора: талант, образование и заказчик.

 

– И каким волшебным словом-делом надо владеть, какие “ингредиенты” необходимы, чтобы интерьер стал живым, одушевленным и, главное, Вы сами были довольны своим произведением?

 

– Главный “ингредиент” интерьера для меня – заказчик. Когда заказчик – личность, с ним легко работать, так как у него есть “лицо”. У него есть желание сделать ярко, неординарно, стильно. Он не боится, а доверяет дизайнеру. И что важно, он находит своего дизайнера сам, в соответствии со своим вкусом и мировоззрением. У нас, к сожалению, это большая редкость.

 

– Можно ли говорить о предпочтениях белорусов при создании собственных интерьеров?

 

– Насколько я могу судить – это “памяркоўнасць”, нежелание выделяться, чтобы все было, “как у соседа”. Не вдаваясь в политику, скажу: у нас еще не изжит синдром “тутэйшасці” – пусть, дескать, они там у себя в столицах делают, а нам – лишь бы чисто и тепло.

 

Лучшие же мои объекты – те, в которых заказчиками выступали россиянин, литовец, белорусские эмигранты в США.

 

– В большой квартире, частном доме есть где развернуться творческому процессу. А например, двухкомнатная квартира примерно с 28,5 м2 полезной жилой площади, где проживает семья из 4 человек. Возможно ли здесь создать достойный художественный образ?

 

– Конечно, возможно! Самое простое доказательство тому – в солидных изданиях выдающиеся интерьеры от великих дизайнеров представлены одной фотографией, и все ясно! Площадь, “охваченная” ими, не более 28,5 м2 в том числе.

 

– Вы давно работаете в области дизайна интерьера, приобрели имя. Какие тенденции за прошедшие годы отметили бы в белорусском дизайне?

 

– Здесь можно говорить о двух аспектах: о профессии и о стилистике.

 

Если рассматривать первый, то ситуация весьма запутанная. Во-первых, сегодня дизайном интерьеров не занимается разве что только ленивый. Бесконечное количество курсов дизайна – двухнедельных, месячных, заочных, гуманитарных и т.д. и т.п. Это в большинстве своем профанация. А для “типового” заказчика – все дизайнеры на одно лицо! Диплом не спрашивают, достаточно просто назваться дизайнером. Да, интерьерная тема может показаться простой и доступной. Однако и одежду, к примеру, вы можете сшить сами. Но почему тогда на неделях моды в Милане, Нью-Йорке, Лондоне разгораются нешуточные страсти? Это вопрос культуры общества.

 

Еще один тревожный фактор – многочисленные так называемые “тендеры” на интерьерные объекты. В них правомерно участие строителей, поставщиков и изготовителей – они поставляют свою продукцию и свои цены, при этом не выполняя никакой работы в процессе тендера. От дизайнера же требуют бесплатного выполнения эскиза (а это, считай, и есть основная идея интерьера), затем происходит неквалифицированная оценка случайными людьми (часто замами и помощниками) – и непонятно, чьи интересы там защищаются.

 

В архитектуре это называется “конкурс”. Но в конкурсе есть премии, заказные премии, у победителя есть право реализовать крупный объект, есть за что бороться, есть жюри, наконец! А в интерьерном дизайне, как подтверждает мировая практика, этот прием неприемлем. Здесь важно имя автора. В интерьере может не быть глобальной идеи, но важно мастерство, почерк. В нем все воспринимается рядом (на очень близком расстоянии), поэтому принципиальны – тонкость, деталировка, нюанс, изысканность. Иногда важны такие понятия, как респектабельность, шик. Как возможно это увидеть в бесплатном однодневном эскизе?

 

Подчеркну: работа над интерьером лишь в незначительной степени состоит из проектной части, основное время – это работа с материалами, комплектующими, изготовителями, поставщиками, согласование и увязка всех частей. И здесь очень много непредсказуемого, особенно в наших условиях.

 

О втором факторе интерьерного дизайна – стилистике, на мой взгляд, можно сказать следующее: мы еще очень далеки от современного мирового уровня. Чтобы достичь его, нужны эрудиция, опыт, время, готовность заказчиков делать современно и актуально. А пока я вижу лишь подражательность, поверхностность, “местечковость”, “полурешения”, эклектичность. Не хочу сказать, что вовсе нет достойных работ. Но их так мало и они так “запрятаны”, что практически никакого влияния не оказывают на общую картину.

 

– Значит, говорить о белорусской школе дизайна интерьера, его самобытности пока преждевременно?

 

– О белорусской школе интерьерного дизайна можно будет говорить только тогда, когда появятся мастера, которые не теоретически, а практически смогут передать свое мастерство. Таким образом формировались все мировые школы дизайна.

 

– Как часто наши дизайнеры при оформлении, например, частных интерьеров используют систему “умный дом”: управление климатом, увлажнение воздуха, световые вариации и т.д.?

 

– Все эти технические моменты связаны больше с комфортом и финансовыми возможностями заказчика и к дизайну имеют лишь косвенное отношение. Наши заказчики, часто не имея собственных убеждений относительно стиля жизни и ее окружения, цепляются за любую “мульку”, лишь бы что-то сделать, а “недобросовестные” дизайнеры, не предлагая дизайнерского продукта, прикрываются техническими приколами, выдавая это за дизайн-идею. К слову сказать, вы обращали внимание на тот факт, что в автомобильном дизайне на кресле сто кнопок управления, а в мебельном дизайне нет ни одной? А если и бывают такие клоны, то они очень плохо продаются. Это лишь один пример разницы между техникой и стилем.

 

– Какой фактор самый важный, когда Вы беретесь за проектирование того или иного интерьера: личность заказчика, конкретный объект или место, сложные функциональные задачи, которые необходимо решить?

 

– Все вышеперечисленные факторы важны, и лучше, чтобы они сложились вместе. У меня такой объект был – ресторан “0,5” (ныне “У ратуши”). Как правило, ведущим становится один из факторов или их сочетание.

 

– Хочется ли Вам спустя несколько лет “возвратиться” в “свою” квартиру (офис, ресторан) и какие чувства Вас при этом обуревают?

 

– Вопрос интересный. Для архитектора непривычно, что его объект не будет жить вечно, а для интерьерного дизайнера – это закон жанра! Интерьер живет недолго. Он больше подвержен износу, моральному старению, смене модных тенденций. Но в этом и его сильная сторона – свежесть, актуальность, модность (не побоюсь этого слова). Но бывает так: интерьер сохраняется в своем первозданном виде долго, что говорит о том, что решение легло “в точку”, что оно соответствует месту, времени. Суть – стиль выше моды!


– И последний вопрос: Ваши интерьеры с завидной регулярностью появляются в серьезных изданиях (“SALON”, “ELLE DÉCOR”, “Лучшие интерьеры”, “Интерьер + Дизайн”). Что дает Вам публикация в журнале?

 

– Публикация в хорошем издании для интерьерного дизайнера – это всё (без преувеличения), поскольку специфика интерьера такова, что его могут и не увидеть, особенно если это частный интерьер! В то же время это и своеобразный интерьерный конкурс, так как в известное центральное издание попасть почти невозможно – в московский “SALON” из 70 поданных объектов к печати выбирают только один!

 

Существует расхожее мнение: “заплатил журналу” – и попал. Но посудите сами, зачем “SALONу” плохой интерьер, если он должен держать свой высокий уровень для того, чтобы разместить на своих страницах рекламу мировых брендов с многомиллионными гонорарами? Им нужны самые лучшие, рейтинговые интерьеры (как программы на TV).

 

В Москве бытует поговорка: “Если ты не публиковался – тебя нет”. Так что публикуйтесь, коллеги!

 

– Спасибо за беседу. Желаем Вам новых классных интерьеров – и реализованных, и опубликованных.

 

По материалам журнала "Архитектура и строительство" №9 (208) 2009 г.

 

товары и услуги для интерьера - цена
       

© 2006-2017 obstanovka.by

При использовании материалов прямая ссылка на сайт вида: Обстановка - дизайн интерьера - обязательна!

Интерьеры

Интерьер квартиры
Интерьер дома
Интерьер офиса
Общественные сооружения

Архитектура

Дизайн фасада
Ландшафтный дизайн

Публикации

Интервью
Аналитика

Новости

Интерьер
Архитектура
Дизайн
Новости компаний

Журнал

#1 2017

Спецвыпуск

Google