«Да будет свет!»

Жилой дом, архитектор: Александр Кратович, фото: Сергей Пилипович
358 Просм.
Авторы:
Журнал «Обстановка»

«Свет открывает человеку красоту, но он же открывает нам и безобразие», – трудно не согласиться с русским философом, эссеистом Львом Шестаковым. 

В дизайне интерьеров всё еще сложнее и запутаннее: одним неверным решением можно превратить красоту в безобразие. Значение света сложно переоценить, поэтому очередное коллективное интервью мы посвящаем этой теме.

В дискуссии приняли участие архитектор, дизайнер Александр Кратович, архитектор, дизайнер Татьяна Синицева, фотограф Сергей Пилипович.

участники интервью

– Насколько в вашей работе важен свет? Справедливо ли утверждение, что светодизайн – основа интерьера?

Александр Кратович. Я бы уточнил, какой свет. Для меня важен естественный дневной свет.

Во-первых, это самый точный камертон правильности решения: только дневной спектрально белый свет с параллельным направлением лучей способен вскрыть (точнее, не позволит скрыть) промахи и ошибки дизайнера.

Во-вторых, он капризный и переменчивый. День, вечер, утро, ночь, а также солнце, дождь, туман, лето с отраженной зеленью, зима с отраженным снегом: если при таких режимах освещения интерьер остался убедительным, значит сделано все верно!

Управлять дневным светом сложно, но возможно: менять его поток, оттенок и цвет. Но это уже другая задача – речь о шторах, жалюзи, роллах и т.д.

Татьяна Синицева. Учитывая мою профдеформацию, я особенно чувствительна к освещению. Свет – основа восприятия: нет интерьера, если нет освещения.

В целом на свет и пространство смотрю как на рисунок, где можем сами что-то изменить: наложить тени, где-то сделать более контрастно или, наоборот, добавить мягкости, выделить важное, приглушить второстепенное. Свет – как инструмент: как бумага и карандаш. Добавляем цвет, ритм, динамику – меняем настроение интерьера.

Сергей Пилипович. Искусственный свет практически не важен, я принципиально фотографирую с естественным. Исключения составляют помещения без окон или (крайне редкий случай) когда искусственный свет всегда работает, или он имеет важную составляющую дизайна интерьера.

Светодизайн – только часть интерьера. Основа дизайна – сочетание и история форм, цветов, стилей, материалов, объемов, эргономики и т.п. Свет лишь выявляет эти взаимодействия, включая и естественный свет.

Жилой дом, архитектор: Александр Кратович, фото: Сергей Пилипович

Жилой дом, архитектор: Александр Кратович, фото: Сергей Пилипович

– Какие ключевые правила светодизайна в интерьере можете назвать? С чего начинать, на что обратить внимание?

Александр Кратович. В интерьере приходится работать в световом диапазоне – от слепящего контражура до диффузного слияния форм при безразличном освещении. Правильная балансировка потока света и тени с целью выявления интерьерного замысла и есть главная задача дизайнера.

Татьяна Синицева. Ко мне часто попадают проекты на разных этапах, и идеальный случай – это когда архитектор приходит с проектом освещения на этапе проектирования архитектурного объекта. В таком случае можно задумать, чтобы освещение было не только функциональным, но и чтобы свет подчеркивал архитектурные, объемные и композиционные решения в пространстве, был интегрирован в интерьер – для меня это идеальный вариант.

К примеру, когда есть у архитектора задумка, какие плоскости выделить, а какие спрятать; как в объеме подчеркнуть элементы и какой атмосферы достигнуть – все это можно решить с помощью освещения, и для меня подобная работа приносит большое удовольствие.

Почему не стоит приходить к светодизайнеру на этапе сделанных «электрических» выводов? В этот момент невозможно поменять некоторые решения. К примеру, когда в комнате с черным потолком запроектирован над столом светильник, который дает отраженный свет именно на потолок, не способный его отражать. Или, допустим, выбраны светильники с направленным светом, вместо рассеянного, когда необходим заливающий свет. Иногда, наоборот, запроектированы прожектора с направленным светом, которые неудачно подчеркивают неровности стены.

С подобными моментами сталкиваюсь время от времени, поэтому убеждена: на этапе сделанных выводов и с уже выбранными материалами и оборудованием чаще можно столкнуться с ошибками и невозможностью подкорректировать хотя бы некоторую функциональную часть, не говоря уже об атмосферной и объемно-пространственной композиции.

Жилой дом, архитектурная студия Dainekaarchitects, фото: Лиза Куленёнок

Жилой дом, архитектурная студия Dainekaarchitects, фото: Лиза Куленёнок

– Можно сказать, что в современной архитектуре естественный свет – такой же элемент формообразования, что и кирпич, дерево, стекло? Если да, то за счет чего?

Сергей Пилипович. Да, это часть нашей человеческой естественной природы. Например, естественный свет в природе никогда не бывает снизу – за исключением рефлексов.

Александр Кратович. Свет – элемент формообразования не только современной архитектуры. Вся классическая архитектура, рожденная под солнцем Апеннинского полуострова, строилась на светотени, выявлении рельефа и пластики стены. Северные народы Европы, взявшие себе принципы итальянской архитектуры, столкнулись с проблемой ее «архитектуры» невыразительности в условиях пасмурного небосвода и долгой зимы, они стали использовать цветные и структурные материалы и краски, чтобы компенсировать невыразительность рассеянного света.

В современной архитектуре стал влиятельным новый элемент взаимодействующий со светом – это стекло: он и невидим, и блестящ, и полупрозрачен. Работа с ним – интересная задача для архитектора.

 

– В каких интерьерах проще проводить фотосъемку? Какие нюансы необходимо учесть, чтобы фотосет получился?

Сергей Пилипович. Фотосъемка – это такой дизайн: в том смысле, что есть задача – есть решение. И дело не в простоте, а в интересе, идее, замысле, образности, атмосфере интерьера – в остальном всё возможно!

 

– Где проще работать со светом: в доме частного заказчика или при создании интерьера ресторана?

Татьяна Синицева. В каждом случае есть свои задачи и сложности. При создании светодизайна ресторана свет является ключевым моментом, за счет которого формируется концепция дизайнера, какая должна быть атмосфера: бодрая, активная, утренняя или, наоборот, интимная, дорогая, эффектная. Чаще всего это про некую театральность и спецэффекты при небольшом бюджете.

Мне больше нравится работать с частными объектами и с жильем: это, как правило, занимает больше времени, но такие задачи мне интересны за счет контакта с людьми, их пространством и образом жизни. Интересно, что у клиентов, помимо того, чтобы обеспечить в жилом доме функциональный свет и задать атмосферу, которую человек любит в разных зонах, обычно заметны и другие связанные с освещением потребности.

Как правило, с первых вопросов уже понятно про что будет консультация: кто-то приходит, опираясь на свои понимания в технических характеристиках; кто-то делает акцент на красоту и специфику любимых материалов (стекло, металл, дерево); кто-то больше ориентируется на тенденции, моду и т.д.

Александр Кратович. Сравнивать эти два типа освещения не стоит, у них совершенно разные задачи. В частном интерьере свет должен быть нейтральным, его задача – создать комфортный световой климат. В ресторане все наоборот: свет создает атмосферу ресторана, а с учетом непродолжительного пребывания клиента, он может быть театральным, влиятельным, даже навязчивым – все зависит от того, ресторан это или клуб, или кафе, дневной он или вечерний. 

Жилой дом, архитектурная студия Dainekaarchitects, фото: Сергей Пилипович

Жилой дом, архитектурная студия Dainekaarchitects, фото: Сергей Пилипович

– Что чаще всего волнует частного заказчика?

Татьяна Синицева. За последнее десятилетие клиент изменился: сейчас приходят достаточно молодые и динамичные люди, часто связанные с ИТ-индустрией. И если раньше мы с клиентами обсуждали фабрики с многовековой традициями или, допустим, традиции изготовления стекла (многим было важно, чтобы в светильниках было подлинное итальянское стекло), то сейчас мы мало говорим о внешней красоте.

Сейчас клиентам важно, чтобы оставалась форма: многие в целях экономии обращаются к репликам. Но на чем не экономят, так это на универсальности и многозадачности освещения. Особенность новых запросов – возможность управлять яркостью, цветовой температурой света при помощи пульта, мобильного приложения.

Иногда запрос клиента не соответствует реальности, и это скорее всего связано с усталостью от не очень комфортного освещения в предыдущем жилье.

К примеру, были клиенты, которые просили минимум света. Приходилось тратить много времени на убеждение, что при их запросе не будет элементарной видимости, и даже на аргумент, что в таком помещении сложно проводить обычную уборку, мне отвечали: «Уборщица будет приходить днем». А потом выяснялось, что в предыдущем проекте было столько света и столько сценариев освещения (свет был повсюду!), что уставший от этого человек решил все минимизировать до крайности.

Бывает наоборот: приходят люди, у которых дома очень темно, с просьбой максимально дать света. Поэтому важно вникнуть в нестандартный запрос: понять, из чего вытекает эта потребность.
    

– Архитектор и дизайнер в вопросах построения света должны работать в паре?

Сергей Пилипович. Это очень жизненный вопрос: порой долгожданная встреча может вообще не состояться. Или если состоится, участники не смогут договориться по системе ценностей. Но это не значит, что нет возможности начать строительство. Главное – ответить на запрос заказчика, дать ему толчок к развитию и расширению восприятия, если с таковым есть затык. Всё остальное приходит со временем.

Татьяна Синицева. Я выше говорила, что если архитектор или дизайнер приходят к светодизайнеру на этапе начального проектирования, то в разы расширяется диапазон возможностей по проекту. В частности, это помогает принять правильные объемно-пространственные решения: например, светодизайнер может подсказать, стоит стену «залить» полностью или подчеркнуть косым светом, выделив какую-то фактуру и т.д.

Александр Кратович. Мне трудно ответить на этот вопрос. Я архитектор по образованию, но работаю в интерьере как дизайнер, совмещаю, конечно.

Кофейня «Комса», дизайн: Александр Хамолин, фото: Лиза Куленёнок

Кофейня «Комса», дизайн: Александр Хамолин, фото: Лиза Куленёнок

– Правда, что неправильная реализация вопросов света может даже сказаться на самочувствии заказчика?

Татьяна Синицева. Как в жилье, так и в общественных сооружениях очень важно, чтобы в приоритете была не красота, а комфорт и здоровье. Я сталкивалась со случаем, когда нужно было корректировать освещение в супермаркете, потому что у кассиров в конце смены сильно уставали глаза из-за плохого света. Была ситуация, когда установленные в офисе светильники сильно ослепляли и мешали продуктивной работе на длительном промежутке времени.

Запросы разные, но однозначно можно сказать, что свет влияет не только на состояние здоровья, но и на располагающую атмосферу для каких-то действий или потребностей. Когда-то на старте развития светодиодных светильников много говорили о том, что цветной свет решает много задач с точки зрения психологии человека.

Вспоминается проект немецкой фабрики, когда человек, живший в северной стране, очень хотел, чтобы у него постоянно было ощущение солнечного дня. Ему на окна установили светодиоды, которые по своему спектру и интенсивности утром днем и вечером давали такое ощущение.

Сергей Пилипович. Убить можно и словом. Всё зависит от чувствительности заказчика и дьявольского замысла дизайнера. Но в итоге, как ни освещай этот мир, мы все умрем (улыбается).

 

– Какие ошибки важно не допустить при проектировании освещения?

Александр Кратович. Я однажды запроектировал в пиццерии световое пятно от прожектора, равное ее диаметру, на тарелку – в итоге пицца не остывала долго, а внимание не отвлекалось на постороннее. Если серьезно, то важна интенсивность и угол освещения, чтобы предмет не засвечивался слишком сильно и чтобы его физические качества – форма, фактура, цвет – не терялись и не искажались.

Сергей Пилипович. Когда освещение само по себе, общий дизайн сам по себе. Но есть решение – не включать свет (улыбается).

Татьяна Синицева. Отмечу не ошибку, а скорее подход некоторых дизайнеров, который не совсем соответствует моим представлениям о комфортном пространстве: не считаю верным равномерно освещать пространство в доме. Часто на начальном этапе своей практики дизайнеры стараются всё осветить с одинаковой яркостью, мощностью, не оставив никаких отдельных зон. Страх того, будто что-то останется в темноте, в итоге приводит к перенасыщению помещения светом, а само пространство становится монотонным и скучным: разные зоны освещены одинаково, хотя требуют разного подхода.

Одна из причин дискомфортного освещения – светильники с открытыми лампами или светящимися плафонами над обеденными столами или в местах, где человек находится длительное время. Иногда выбираются источники света, не соответствующие материалу: к примеру, стена неровная, а используется косой свет, подчеркивающий все дефекты. Или наоборот: заказчик идет на затраты, чтобы разместить в пространстве фактурную стену, но при этом выбирается общий свет, который в результате заливает всю фактуру.

Неверно выбранный тип освещения – довольно распространенная ошибка. Помню, как клиенты выбирали свет в санузел, где все было выполнено в черном цвете (плитка, потолок), кроме сантехники. Но даже при достаточно мощном освещении клиенты жаловались на недостаток света. Тогда мы подкорректировали направление светильников: свет начал попадать на сантехнику, ставшую ослепительно яркой, и хозяева почувствовали себя комфортно.

Это я к чему: очень часто дизайнеры, задумывая темные стены, пытаются каким-то образом их осветить. В данной ситуации могу рекомендовать освещать конкретно объекты в данном пространстве и использовать яркие пятна направленного света для создания контраста, а не ожидать, что помещение из черного превратится в серое или белое.

Жилой дом, архитектурная студия Dainekaarchitects, фото: Евгений Дайнеко

Жилой дом, архитектурная студия Dainekaarchitects, фото: Евгений Дайнеко

– Как правильно подобрать светильники. Какие прослеживаются тенденции по выбору материалов для светильников?

Александр Кратович. Сразу хочу сказать, что освещенность и декоративные качества светильника – разные вещи. Можно даже рассматривать светильник в отрыве от его светотехнических качеств. Во-первых, освещение должно быть многосюжетным, взаимозаменяемым и взаимодополняющим. Во-вторых, светильник может выступать в качестве декоративного элемента – люстра, торшер, бра, настольная лампа.

Тенденции в дизайне светильников те же, что и в дизайне и архитектуре – креативность, неожиданность решения, выход за границы традиционного видения.

Сергей Пилипович. Про тенденции могу сказать, что мода преходящая, а стиль ценится со временем. Вот с этим пониманием и надо ориентироваться при выборе светильников.

Татьяна Синицева. За время почти 20-летней практики заметила, что примерно раз в пару лет меняется стиль в дизайне (помню времена хайтека, евроремонта, японского минимализма, прованса и многого другого), и какие-то вещи через некоторое время становятся неуместными.

Например, когда-то модными были черные люстры с черными плафонами: сейчас даже трудно представить, что эту вещь можно куда-то вписать. Поэтому к дизайну интерьера и в частности дизайну светильников нужно относиться индивидуально: как к чему-то уместному для этого пространства и для этого человека.

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии